Гей видео сайт Гей сайты Гей знакомства Гей распродажа Гей секс игрушки

GAY SCHOOL - гей школаПОМОЩЬ: психологическая консультацияЯ: обо мнеПАПА: мужчинаМАМА: женщинаЯ + ОН: любовьЯ + Я: голубая терапияГЕЙ БИБЛИОТЕКАГЕЙ ЛЕСБИ ТЕСТ
ГЕЙ ШКОЛА НА ВИДЕО
ПСИХОАНАЛИТИЧКА
Безопасный секс - это модно! БЕЗОПАСНЫЙ СЕКС
Доклады и рефераты ГЕЙ РЕФЕРАТЫ
Психологические гей тесты ГЕЙ ТЕСТЫ
Зал славы ЛИЧНОСТИ
Мальчик-Оракул ОРАКУЛ

 Поиск в гей школе:

Сценарное поведение

ВОПРОС: Это не вопрос, это скорее проблема. Я не могу спать со своим парнем. Мне с ним очень хорошо, он очень хороший, добрый, и ничего от меня не требует, но я чувствую, что разочаровываю его. Понимаете ли, каждый раз когда он проявляет какую-нибудь инициативу, у меня начинается истерика. Трясутся ноги, и все такое. Он меня успокаивает, относится к этому спокойно. Он старше меня, мы вместе почти год. Живем в одном подъезде. Моя мама к нему хорошо относится, потому что не знает, что у нас с ним за отношения. Она даже просила его приглядывать за мной, когда в рейс уходила. Мне тогда было 14, а сейчас почти 16. Ему 23. Может дело в этом? Я не уверен, что я гей. То есть не совсем уверен. Девушки не вызывают у меня никаких эмоций. А еще я рос без отца. Если бы он у меня был, я бы хотел что б он был как мой парень. Влад.

АлександрОТВЕТ: Во взрослом возрасте мы иногда воспроизводим избранные нами в младенчестве стратегии поведения. В этих случаях мы откликаемся на происходящее здесь и сейчас так, как если бы это был мир, нарисованный нами в наших детских решениях. Когда мы ведем себя таким образом, говорится, что мы включились в сценарий, действуем по сценарию. Об этом можно сказать также, что мы воспроизводим сценарное поведение или сценарные чувства.

Почему мы так поступаем? Почему продолжаем придерживаться детских решений в нашей взрослой жизни? Главная причина состоит в том, что мы все еще надеемся решить фундаментальный вопрос, который не решили в младенчестве: как добиться безусловной любви и внимания. Поэтому, будучи взрослыми, мы нередко реагируем так, словно остаемся малыми детьми. Многие терапевтические школы, в том числе и транзактный анализ, считает этот факт источником большинства жизненных проблем.

Когда мы действуем по сценарию, то обычно не сознаем, что воспроизводим свои детские стратегии. Мы можем развивать такое осознание, пытаясь понять свой сценарий и выявить свои ранние решения.

В какой именно момент человек включится в сценарий, точно предсказать нельзя. Однако имеются два фактора, наличие которых повышает такую вероятность:

  • Когда ситуация здесь и сейчас воспринимается как стрессовая.
  • Когда имеется некоторое сходство между ситуацией здесь и сейчас и стрессовой ситуацией в детстве.

Эти фактора подкрепляют друг друга.


Стресс и сценарий

Стэн Вулламс предложил идею шкалы стресса. Чем выше стресс, тем выше вероятность включения человека в сценарий. Если мы проградуируем стресс, скажем, от 1 до 10, то я, возможно, включусь в сценарий в ситуации, уровень стресса в которой равен шести. Возможно вам, чтобы включиться в сценарий, понадобится стресс восьмого уровня.

Предположим, у меня возникли разногласия с непосредственным начальником. Это соответствует для меня стрессу третьего уровня. Поэтому я действую вне сценария. Я обсуждаю наши различия с позиции Взрослого. Я предполагаю, что мы с начальником либо выработаем компромисс, либо останемся при своем мнении. В последнем случае никакой катастрофы не произойдет.

Допустим, однако, что начальник предлагает решить вопрос у директора. Спор с директором соответствует для меня стрессу шестого уровня. Я включаюсь в сценарий. Во время встречи с директором, я активирую те же физические реакции, чувства и мысли, которые у меня обычно бывали в детстве, когда мой рассерженный отец возвышался надо мной, подобно великану, и выкрикивал уничижительные слова, значения которых я не понимал. Сам того не подозревая, я заставил директора "стать" моим отцом. И отвечал ему так, как если бы был перепуганным трехлетним ребенком.

"Шкала стресса" – хороший прием, иллюстрирующий связь между стрессом и сценарными откликами. Эта связь не означает, что стресс может кого-то "заставить" включиться в сценарий. Последнее является результатом решения, даже если решение это не сознается.

Не исключено, что уже благодаря одному знакомству с теорией сценария я смогу выдерживать больший стресс без того, чтобы действовать по сценарию. Если я проделаю определенную работу над собой, то смогу еще более повысить мою способность преодолевать проблемы, а не возвращаться к сценарному поведению.


Резинки


Когда во время спора с директором я включился в сценарий, это произошло не просто потому, что ситуация была стрессовой. Это произошло также потому, что сцена происходящего здесь и сейчас напомнила мне болезненную сцену из моего детства.

На языке
транзактного анализа об этом говорится, что наличная ситуация цепляет за резинку, привязанную к ранней ситуации.

Это образное выражение иллюстрирует, как мы временами реагируем на происходящее, – словно бы катапультируясь назад в сцены раннего детства. Представьте себе гигантскую резинку, протянутую во времени. Она цепляется за какую-то особенность текущей ситуации, напоминающую нам о детской боли, и бэмм! – мы оказываемся отброшены в прошлое.

АлександрОбычно эта детская сцена не представлена в нашей сознательной памяти. Поэтому мы не сознаем также сходства ситуаций. В моем случае резинка тянется от директора к моему разгневанному отцу. Но когда я трепетал перед директорским гневом, я не осознавал, что за директором стоит мой отец.

Так как Мама и Папа – очень важные фигуры раннего этапа нашей жизни, их нередко можно обнаружить на дальнем конце резинки. Там обнаруживаются и наши братья-сестры, а также другие родительские фигуры вроде дедушки и бабушки, тети и дяди. Присоединяясь к той или иной группе, мы склонны наделять каждого из ее членов ролью какого-то из своих родителей или родственников. Общаясь со значимыми для нас людьми, мы какое-то время отождествляем их с людьми из нашего прошлого. Мы делаем это, сами того не сознавая.

фотография Эрика БернаФрейдисты называют описанное явление переносом
или трансфером. В транзактном анализе, основанном Эриком Берном, мы говорим об этом как о "надевании лица" на другого человека. Когда я во время спора с директором включился в сценарий, то надел на него лицо моего отца. Резинки тянутся в прошлое не обязательно к людям. Мы можем цепляться ими также за звуки, запахи, определенное окружение или что-то еще, неосознанно напоминающее нам стрессовые ситуации детства.


Одна из целей ТА состоит в том, чтобы помочь человеку отсоединиться от резинок. Благодаря пониманию сценария и терапевтической работе над собой я могу излечить первоначальную травму и освободить себя от забрасывания в старые сцены детства. Я позволяю себе иметь дело с ситуациями здесь и сейчас, используя все наличные у меня возможности взрослого человека.


Рекомендации для самостоятельного выполнения:

Вспомните какую-нибудь недавнюю стрессовую ситуацию, которая завершилась для вас неудачно или неприятно. В особенности припомните то отрицательное чувство, которое вы испытывали. Действительно испытывать это чувство вновь во время данного упражнения необязательно.

Теперь вспомните какую-нибудь ситуацию в прошлом году, которая также закончилась для вас неблагоприятно, и в которой вы испытывали то же отрицательное чувство.

Затем вспомните схожую ситуацию пятилетней давности, когда вы испытывали то же отрицательное чувство.

Затем вспомните сходную неблагоприятную ситуацию в подростковом возрасте, когда вы испытывали то же неприятное чувство.

Вспомните теперь схожую сцену, когда вы испытывали подобное отрицательное чувство в детстве. Сколько вам тогда было лет?

Если можно, вспомните сходную сцену или сцены из еще более раннего детства. Сколько вам тогда было лет? Кто при этом присутствовал? Что происходило?


Цель упражнения состоит в том, чтобы проследить, куда тянется дальний конец резинки. Что общего между вашими недавними переживаниями и переживаниями детства? Если в вашей недавней ситуации был задействован какой-то человек, какое лицо из прошлого вы на него надели?

Когда вы сознаете, какую ситуацию из прошлого воспроизводите, вы можете начать отсоединяться от резинки. Используйте сознательность Взрослого, чтобы напоминать себе о том, что на самом деле люди здесь и сейчас отличаются от вашего Папы, Мамы или кого-то другого, чьи лица вы на них надеваете. Если вы начинаете испытывать то же самое неприятное чувство, осознайте, что наличная ситуация отличается от той, которая была в прошлом. Теперь вы располагаете не только ресурсами и возможностями ребенка, которым были в первоначальной ситуации, но также ресурсами и возможностями взрослой личности.


Сценарий и тело

Некоторые из наших ранних решений отражаются не только на нашем уме, но и на нашем теле. Скажем, младенец хотел дотянуться до Мамы. Но обнаружил, что Мама часто от него отстраняется. Чтобы унять боль отверженности, малыш стал подавлять этот телесный порыв. Чтобы не тянуться к ней, он стал напрягать ручки и плечи.

Много лет спустя, уже будучи взрослым человеком, он может продолжать напрягаться таким же образом. Но он не будет сознавать, что делает это. В результате глубокого массажа или терапии он может почувствовать это напряжение, а затем высвободить его. Высвободив его, он по всей вероятности высвободит и поток тех чувств, которые все это время подавлял в себе.

Эрик Берн писал о признаках сценария. Это телесные проявления, указывающие на то, что человек включился в сценарий. Возможно, он глубоко вздохнул, сменил позу или напряг какую-то часть тела.

АлександрА так же рекомендую:


Неужели я - голубой?

12 родительских директив
Книга "Жизненный сценарий"
Поможет ли виртуальный психолог?

Врожденный или ложный гомосексуализм?


© Gay School 2005-2013. Цитирование приветствуется при условии видимой гиперссылки.
Гей школа - это собрание совершенно разных точек зрения на гомосексуализм, иногда противоположных друг другу. Потому что гей школа освещает гомосексуализм со всех сторон, объективно и без прикрас. Если вам что-то не понравилось - забудьте и живите как жили раньше.