Гей видео сайт Гей сайты Гей знакомства Гей распродажа Гей секс игрушки

GAY SCHOOL - гей школаПОМОЩЬ: психологическая консультацияЯ: обо мнеПАПА: мужчинаМАМА: женщинаЯ + ОН: любовьЯ + Я: голубая терапияГЕЙ БИБЛИОТЕКАГЕЙ ЛЕСБИ ТЕСТ
ГЕЙ ШКОЛА НА ВИДЕО
ПСИХОАНАЛИТИЧКА
Безопасный секс - это модно! БЕЗОПАСНЫЙ СЕКС
Доклады и рефераты ГЕЙ РЕФЕРАТЫ
Психологические гей тесты ГЕЙ ТЕСТЫ
Зал славы ЛИЧНОСТИ
Мальчик-Оракул ОРАКУЛ

 Поиск в гей школе:

Отношения гея с родителями и близкими

Алексу (около 30 лет, преуспевающий юрист, проходит в течение 3-х лет терапию по психокоррекции ориентации, эта короткая вырезка из книги - описание завершающей стадии психотерапии Алекса) нужно было работать над его взаимоотношениями с матерью. Сколько он себя помнил, он был всегда сильно привязан к матери (привязанность в данном случае понимается как нездоровая близость, когда нарушены границы между матерью и ребенком). Он был ее любимым маленьким мальчиком, ее прелестью, заменял ей мужа. Через все отрочество и юность он пронес эти шрамы нездоровых отношений.


Он боялся интимных отношений с женщинами, поскольку считал, что попадет от них в такую же зависимость. Но пришло время встретиться с Матерью его прошлого, которая жила в глубине его сердца. Мы использовали ролевую игру, психодраму, исцеление внутреннего Ребенка, диалог, биоэнергетику, исцеление воспоминаний и поддерживающую терапию. Во время сессий Алекс исследовал свои чувства по отношению к матери, когда она расказывала о своих горестях. Во время ролевой игры, выполнения биоупражнений он выражал печаль, гнев и боль. В своей группе поддержки он попробовал использовать психодраму: участники группы брали на себя роли матери, отца, брата, сестер и его самого. Для него это стало очень мощным методом, чтобы вспомнить систему семьи, где он вырос, увидеть, какую роль он играл в системе, и что должен был чувствовать каждый член семьи.


Алекс установил наставнические отношения с Элизабет. Таким образом, он начинал узнавать женщин с другой стороны. Элизабет не приставала к нему и ничего от него не требовала. Она просто приняла его и позволила стать ему частью своего мира и мира своего мужа. Это удивительным образом повлияло на выздоровление Алекса. Он никогда не испытавал отношений с женщиной, в которых не было бы угрозы. Внутренний Ребенок Алекса немного боялся, и вместе с тем удивлен тем, как это здорово – узнать женщину, не боясь того, что она поглотит его личность. Общение с Элизабет обновило жизнь Алекса.


Мы организовали совместную сессию для родителей Алекса, его братьев и сестер, которая продолжалась целый день. Моя жена, как обычно, помогала мне. Таким образом, были представлены как мужчины, так и женщины, и это давало ощущение безопасности. Прежде всего, родители Алекса обняли друг друга. Я добился того, что они высказали все, что думают друг о друге – как хорошее, так и плохое. В начале они держались искусственно, изображая милую и любящую пару. Но Джейсон, Алекс и сестры начали возмущаться: «Хватит изображать из себя любящую пару. Мы знаем, что каждый из вас сильно обижен на другого. Выпустите свои чувства, и перестаньте ставить нас в такое положение, что мы чувствуем обязанными заботиться о вас!» Это прозвучало как сигнал матери и отцу Алекса. Обнамая супруга, мать Алекса начала стала выражать всю ту боль и разочарование, которые она испытывала долгие годы. Она плакала навзрыд о том, как одиноко она себя чувствовала, когда он пил на стороне. Она рассказала, как она страдала, когда он бил детей или не обращал на них внимания. Так она глубоко скорбела на его руках, и все дети тоже плакали.


Затем пришла очередь отца. Все еще будучи алкоголиком, он был неспособен открыть своих глубоких чувств. Столько лет он подавлял свое травмированное «я». Он рассказал о том, как его отец бил его до бесчувствия – день за днем, год за годом, никогда не сказав ему ни слова одобрения. Он сказал, что знает, что не справился со своей ролью отца, мужа, но по крайней мере, он не бил их так, как били его. Все они молчали и сидели, шокированные услышанным, – он никогда не рассказывал об этом. Теперь они понимали, что он пытался заглушить свою собственную боль алкоголем или работой.


Затем мы попросили маму и папу обнять своих детей – сначала Джейсона, затем Беки и Сару. Наконец, наступила очередь Алекса. Он обнялся со своим отцом. Алекс всхлипывал и рыдал – в первый раз он чувствовал прикосновение отца. Он плакал: «Папа, всю мою жизнь мне так тебя не хватало. Ты думаешь, мне нужен был секс с другими мужиками? В их руках я всегда искал тебя. Папа, мне нужен ты, мне нужен ты, как же мне тебя не хватало! Где ты был? Почему ты все время ругал меня и обзывался? Обними меня, скажи, что ты меня любишь». Снова и снова он повторял это, как отец обижал его. Он не хотел отпускать его, ибо впервые он находился в объятиях папы. Его отец просил прощения за свою критику, за унижения. Он просил прощения за то, что был Алексу плохим отцом. Наконец, он сказал: «Сынок, я люблю тебя».


Затем Алекс обнялся с мамой. Он плакал, рассказывая ей, как отвратительно он чувствовал себя, когда она вываливала на него все свои невзгоды и обиды. «Я чувствовал себя твоим мужем, а не сыном. Зачем ты вываливала на меня эту дрянь?… Я не хотел знать о твоей боли – мне просто была нужна твоя любовь. С тобой я никогда не чувствовал себя в безопасности, ты только грузила меня своими проблемами, у меня оставалась только боль». Он продолжал: «Мам, сейчас мы с тобой будем общаться по-другому. Мне нужны четкие границы. Я не хочу слышать о твоей боли, о твоих проблемах. Я твой сын, а не подруга. Пожалуйста, вернись к жизни! Найди других людей твоего возраста, кто бы тебе помог. Это не моя обязанность. Я твой сын. Ты мне нужна для того, чтобы заботиться обо мне». Алекс почувствовал большое облегчение после того, как высказал все эти чувства, мысли, желания.


Мама была грубоко опечалена его речью. Она даже и не подозревала о том, что он чувствовал себя настолько обиженным, что она могла настолько неоправдать его надежд. Она-то думала, что старалась как лучше для своих детей и для него. Она плакала и просила прощения боль, которую она причинила своему сыну. Она сказала, что любит его, и постарается не сваливать на него свои проблемы. Но потом она перешла к жалости к самой себе, заявив, что здесь нет никого, кто бы заботился о ней, кто бы ее любил. Все дети обняли ее и плакали: «Мама, вернись к нормальной жизни. Найди себе друзей, которые бы любили тебя и помогали. Перестань опираться на нас». Ей это было очень тяжело слышать.


Наконец, мы попросили детей обнять друг друга и рассказать о тех проблемах, которые были между ними. Джейсон (старши брат Алекса) и девушки плакали, обнявшись, вспоминая многие моменты. Алекс обнялся с Джейсоном и рассказал ему, насколько его обижало поведение брата. Джейсон просил прощения, понимая, что передал Алексу то, что получил от своего отца. Они плакали, обнявшись, и простили друг друга.


Я хотел бы закончить, как в сказке : «И жили они долго и счастливо», но изменения требуют времении и работы, работы, работы. Алексу приходилось напоминать матери не грузить его своей головной болью. Он просил отца проводить с ним немного времени. Его отец согласился, и так в их жизни начался новый этап. Джейсон и Алекс договорились регулярно созваниваться, чтобы узнавать друг друга уже как взрослые.


Отец Алекса был все еще эмоционально недоступен, и Алексу нужно было получать эмоции от своих друзей и психотерапевта. В конце концов он смирился с тем, что отец не может дать ему того, что он хотел бы. И это понимание принесло мир в его душу. Больше он не искал от отца любви, которой тот просто не мог дать. Любовь Алекса к отцу теперь стала взрослой и выражалась в благодарности.

Ричард Коэн "Из подполья к жизни" (на русском языке книга не издавалась)

В тему:
Внутренние мужчина и женщина. Как их находить и принимать
Преодоление гомосексуализма - битва против самого себя?
Советы родителям и друзьям геев от Ричарда Коэна
Отношения с другими людьми
12 родительских запретов
Я и мой отец